pancreonecrosis.ru

Новиков Сергей Валентинович

врач-хирург высшей категории, к.м.н., врач УЗД, специалист по минимально инвазивным хирургическим вмешательствам под контролем ультразвука НИИ СП им.Н.В.Склифосовского, г.Москва

- ГЛАВНЫЙ КОНСУЛЬТАНТ САЙТА: Все виды минимально инвазивных чрескожных хирургических вмешательств под контролем ультразвука. Ультразвуковая диагностика. Консультативная помощь. Методическая помощь и обучение.

Возникли вопросы? Пишите: kras-nov40@mail.ru Звоните по телефону: 8(985) 195-27-91

КОНФИГУРАЦИЯ НЕКРОЗА ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ И ДИФФЕРЕНЦИРОВАННОЕ ЛЕЧЕНИЕ ОСТРОГО ПАНКРЕАТИТА (ДЮЖЕВА Т.Г., ГАЛЬПЕРИН Э.И.)

//Анналы хирургической гепатологии  2013. -1.-С.92

 Дюжева Т.Г., Джус Е.В., Шефер А.В., Ахаладзе Г.Г., Чевокин А.Ю., Котовский А.Е., Платонова Л.В., Шоно Н.И., Гальперин Э.И.


Цель. Разработка дифференцированного подхода к лечению больных в зависимости от характеристик некроза поджелудочной железы и поражения забрюшинной клетчатки. Материал и методы. 127 больным выполнена МСКТ с внутривенным болюсным контрастированием. Конфигурацию некроза оценивали по локализации, глубине в сагиттальном сечении, наличию жизнеспособной паренхимы дистальнее некроза. О поражении забрюшинной клетчатки судили по воспалительной инфильтрации тканей и жидкостным скоплениям. Больные были разделены на 3 группы: в 1-ю группу объединены больные (n = 61), у которых дистальнее некроза располагалась жизнеспособная паренхима железы, во 2-ю группу – 22 пациента с некрозом хвоста, за которым жизнеспособная паренхима отсутствовала, в 3-ю группу – 44 больных с интерстициальным панкреатитом, при КТ некроза у них не выявлено. Результаты. В 1-й группе распространенный парапанкреатит (объем жидкостных скоплений 110 ± 18 мл) развился у 31 (51%) больного: у 6 (37%) при глубине некроза до 50%, у 11 (48%) при глубине некроза более 50% и у 14 (64%) – при полном поперечном некрозе. Инфицирование наступило соответственно у 1 (6%), 5 (22%) и 11 (45%) больных. Только пункционное лечение жидкостных скоплений выполнено 6 (37%), 5 (22%) и 1 (9%) больным, операции – 3 (19%), 8 (35%) и 21 (91%) пациентам. Летальность составила 2 (12%), 5 (22%) и 7 (32%). У выживших пункционное лечение (как первый этап) предпринято на стадии стерильного некроза на 6,7 ± 1 сут, у умерших – на 11 ± 2 сут от начала заболевания. Во 2й группе у 18 (82%) больных отмечен локальный парапанкреатит, объем жидкостных скоплений составил 53 ± 9 (р 0,05). Инфицирование наступило у 4 (18%) больных. Пункции были окончательным методом лечения у 6 (27%) больных, операции выполнены 5 (23%) больным, умер 1 пациент. В 3-й группе распространенный парапанкреатит (преобладали инфильтративные изменения) отмечен у 13 (29%) больных, инфицирование наступило у 3 (7%) человек. Консервативное лечение было эффективным у 34 (78%) больных, пункции жидкостных скоплений – у 5 (11%), оперированы 5 (11%), был 1 летальный исход. Заключение. Конфигурация некроза ПЖ является основополагающим критерием дифференцированного подхода к лечению больных острым панкреатитом. Глубокий (более 50%) некроз с наличием жизнеспособной паренхимы дистальнее некроза создает угрозу развития внутреннего панкреатического свища, распространенного инфицированного парапанкреатита, является показанием к проведению ранних пункций стерильных жидкостных скоплений и операции на втором этапе. Разработанная тактика способствовала снижению летальности.

Литература:

1. Balthazar E.J., Robinson D.L., Megibow A.J. Ranson J.H. Acute pancreatitis: value of CT in establishing prognosis. Radiology. 1990;174 (2): 331–336.

2. Mortele K.J., Wiesner W., Intriere L., Shaukas S., Zou K.H., Кalantari B.N., Peres A., van Sounnenberg E., Ros P.R., Banks P.A., Silverman S.G. A Modified CT Severity Index for Evaluating Acute Pancreatitis: Improved Correlation with Patient Outcome. Am. J. Roentgenol. 2004; 183 (5): 1261–1265.

3. Dellinger E.P., Forsmark C.E., Layer P., Levy P., Maravi-Poma E., Petrov M.S., Shimosegawa T., Siriwardena A.K., Uomo G., Whitcomb D.C., Windsor J.A. Determinantbased classification of acute pancreatitis severity: an international multidisciplinary consultation. Ann. Surg. 2012; 256 (6): 875–880.

4. Ishikawa K., Idoguchi K., Tanaka H., Tohma Y., Ukai I., Watanabe H., Matsuoka T., Yokota J., Sugimoto T. Classification of acute pancreatitis based on retroperitoneal extension: Application of the concept of interfascial planes. Eur. J. Radiol. 2006; 60 (3): 445–452.

5. Banks P.A., Bollen T.L., Dervenis C., Gooszen H.G., Johnson C.D., Sarr M.G., Tsiotos G.G., Vege S.S. Acute Pancreatitis Classification Working Group. Classification of acute pancreatitis-2012: revision of the Atlanta classification and definitions by international consensus. Gut. 2013; 62 (1): 102–111.

6. Petrov M.S. Abdominal fat: a key player in metabolic acute pancreatitis. Am. J. Gastroenterol. 2013; 108 (1): 140–142

7. Karpavicus A., Dambrauskas Z., Sileikis A., Vitkus D., Strupas K. Value of adipokines in predicting the severity of acute pancreatitis: Comprehensive review. Wld J. Gastroenterol. 2012; 18 (45): 6620–6627.

8. Freeman M.L., Werner J., van Santvoort H.C., Baron T.H., Besselink M.G., Windsor J.A., Horvath K.D., van Sonnenberg E., Bollen T.L., Vege S.S. Interventions for Necrotizing Pancreatiti. Summary of Multidisciplinary Consensus Conference. Pancreas.
2012; 41 (8): 1176–1194.

9. Дюжева Т.Г., Джус Е.В., Рамишвили В.Ш., Шефер А.В., Платонова Л.В., Гальперин Э.И. Ранние КТ признаки прогнозирования различных форм парапанкреонекроза. Анн.хир.гепатол. 2009; 14 (4): 54–63. Dyuzheva T.G., Dzhus E.V., Ramishvili V.Sh., Shefer A.V., Platonova L.V., Galperin E.I. Earlly CT Predictors of the Different Form Peripancreonecrosis Development. Annaly khirurgicheskoy hepatologii. 2009; 14 (4): 54–63.

10. Дюжева Т.Г., Ахаладзе Г.Г., Чевокин А.Ю., Шрамко А.Л. Дифференцированный подход к диагностике и лечению острых жидкостных скоплений при панкреонекрозе. нн. хир.гепатол. 2005; 10 (3): 89–94. Dyuzheva T.G., Akhaladze G.G., Chevokin A.Yu., Shramko A.L. Differentiated Diagnosis and Management of Acute Liquid
Collection In Pancrejnecrosis. Annaly khirurgicheskoy hepatologii. 2005; 10 (3): 89–94.